Основное
Ведение боя
Профессионал
Фотография
Синема
Отношения
Музыка



Главная страница \  Колонка редактора
Журналистика \  Полемика \  Психология \  Трип
Что делать \  Как знать
Статьи по фотографии \  Фотоссылки
О кино
Горячая жвачка \  Сексология
Группы, исполнители и история



GIBRID.RU network







Некоторые статьи, расположенные на нашем сайте не имеют подписей (источник, автор). Если Вы обладаете информацией по каким-то материалам, просим Вас связаться с редакцией.

Рекомбинации как творческий прием в искусстве, науке и природе

Рекомбинации в искусстве и науке

При всей загадочности творческого процесса, есть некоторые общие приемы, которые сознательно или бессознательно используют писатель и композитор, режиссер и художник. К числу таких приемов принадлежат поиски новых сочетаний звуков и слов, красок и форм, ассоциативных образов, обращенных к нашему опыту жизни, к нашей эмоциональной памяти. Новые сочетания этих символов реального мира приводят к созданию произведений искусства, которые волнуют, воскрешая в памяти то, что бессознательно хранилось забытым со времен далекого детства, запало в душу в трудные минуты жизни или вовсе прошло незамеченным. Неслучайный в конечном итоге выбор и соединение символов, отражающих реалии материального и духовного миров, составляют не единственный, но один из важных элементов художественного творчества.

Сходным способом исследователь, оперируя известными образами мира, которые закодированы иногда в сухих для непосвященного формулах, графиках, цифрах, мысленно приводит их в соприкосновение в новых сочетаниях, и тогда вспыхивает догадка, гипотеза, видение нового механизма, процесса, явления в космосе, в атомном ядре или в ядре живой клетки.

Эти приемы можно назвать рекомбинациями, реаранжировкой или монтажом.

Стремление и способность к познанию и творчеству отбирались в процессе эволюции как условия, необходимые для жизни. Надо знать окружающий мир, чтобы выжить в нем, а человеку — чтоб овладевать им все в большей мере, превращая хаос в упорядоченную материю, приспосабливая мир для себя.

Стремление и способности к познанию и творчеству получили у человека особо высокое развитие (хотя они свойственны в разной мере всем живым'существам). Они стали имманентными свойствами человеческой натуры. Невозможность творить, реализовать себя в творчестве причиняет такие же страдания, как голод или жажда.

Искусство позволяет человеку познавать мир, и в первую очередь себя в нем, эмпирически, иррационально, эвристическим путем. Наука это делает рационально, хотя и в ней немало эвристических находок и решений.

Наряду с искусством и наукой, этими известными нам проявлениями творчества человеческого духа, в природе на протяжении нескольких миллиардов лет идет гигантский творческий процесс непрерывного созидания совершенных форм жизни — процесс эволюции.

Как происходит этот творческий процесс? Нет ли общих закономерностей в сознательном и в таком бессознательном созидании? Не можем ли мы извлечь для себя нечто поучительное из рассмотрения того, что происходит в процессах жизнетворчества?

Рекомбинации в природе

В последние десятилетия перед исследователями приоткрылись механизмы эволюции в их самых глубинных, молекулярных проявлениях, хотя общие закономерности были вскрыты еще в прошлом столетии.

Известно, что гены и сочетания генов обеспечивают все признаки живых существ, обитающих или обитавших на нашей планете, от микроскопической бактерии до человека. Гены ответственны не только за все особенности строения и функции организма, но и за передачу сведений о них потомкам. Этим достигается сохранение, относительная стабильность признаков у каждого вида бактерий, растений, животных. Мы не являемся исключением.

Как идет творческий процесс эволюции? Как возникают новые признаки организмов и новые виды их во всем многообразии форм, красок, движений, звуков, способностей и чувств? Непрерывные изменения генетических программ лежат в основе жизнетворчества.

Генетические записи хранятся в гигантских линейных молекулах ДНК (сегодня уже почти всем известен смысл этой аббревиатуры); в азбуке этого генетического языка имеется 64 знака, среди которых содержатся не только «буквы», но и «знаки препинания». Здесь невозможно и не нужно входить в химические детали строения этих знаков и записей в целом.

Язык этот настолько близок по структуре и правилам употребления к известным нам человеческим языкам, что хочется говорить о нем «без кавычек». Естественно, что этот язык имеет ряд особенностей. Размеры слов составляют от нескольких десятков до нескольких тысяч знаков. В генетических текстах расставлены знаки пунктуации и акценты. Эти знаки обозначают не только начало и конец считывания слов, абзацев, глав, но и указания на скорость и порядок считывания, на уместность и частоту употребления отдельных слов, абзацев, глав. Здесь же содержатся правила последовательного перевода этих записей на два других языка и правила материализации хранящейся в них информации.

Задачей всякого языка является сохранение накопленных сведений и передача их грядущим поколениям. Именно эти функции выполняет генетический язык. За счет самокопирования генетических записей (это тоже предусмотрено структурой и правилами языка) они передаются потомству обычно лишь с очень небольшими изменениями.

Материализация генетической информации, овеществление ее, происходит за счет построения по этим записям таких линейных полимеров, как белки. Белковые полимеры — это тоже «слова», но составленные из двадцати «букв» иного языка. Генетические записи являются только носителями информации. Белковые «слова» содержат информацию о своем предназначении в материальном мире и сами ее реализуют. Они свиваются неслучайным образом в объемные клубки и спирали и становятся рабочими инструментами. Одни белки улавливают энергию света, звуков, касаний и превращают ее в электрические импульсы нервного возбуждения, иные белки служат ферментами, гормонами, средствами защиты от бактерий, вирусов, опухолевых клеток и другими атрибутами живого.

Грамматические ошибки в этих записях могут караться смертью либо жалким существованием их владельца.

Однако творческий процесс эволюции идет именно за счет изменения генетических текстов.

Случайная замена букв в генетическом тексте может быть не только трагичной, она может оказаться удачной и придать белку, который кодируется этой записью, замечательные свойства, обеспечивающие процветание владельца такого белка там, где все прежние белковые инструменты и их владельцы не выдерживают экстремальных условий.

Идет ли эволюция по пути случайных замен отдельных букв в создании новых генетических записей? Изменения генетических текстов происходят и таким путем. Однако это не главный путь эволюции. Основным источником созидательных эволюционных процессов являются не замены одиночных букв, а рекомбинации — перемещения и новые сочетания отдельных генных фрагментов, генов и целых блоков генетических программ. Этот путь обеспечивается в клетках живых организмов рядом сложных инструментов и приемов.

Рекомбинации постоянно обеспечивают разнообразие живых существ в пределах даже одного вида. Природа борется против одинаковости и имеет для этого специальный сложный аппарат. Равенства в смысле единообразия нет: оно смертельно. Сообщество одинаковых особей вымрет сразу, все как один, при резком похолодании, от высокой радиации или стрессов, от страха. Если же сообщество разнообразно, то обросшие густой шерстью переживут холод, а бесстрашные переживут страх. Существование сообщества, популяции, вида поддерживается за счет разнообразия, и основной способ достижения его — это генетические рекомбинации.

Есть рекомбинации, которые являются закономерным, рутинным процессом — постоянным источником разнообразия, источником созидания разнообразных особей, не выходящих, однако, по всем основным признакам за пределы своего вида. Так, зачатие, слияние двух половых клеток, мужской и женской, — это уже рекомбинация двух отличающихся генетических программ. Далее во всех клетках возникшего организма сохраняются два набора хромосом, отцовская и материнская ДНК, и они считываются попеременно с доминированием отцовских или материнских генов в разных участках программ в разные периоды развертывания генетической программы.

При подготовке новых половых клеток к оплодотворению во взрослом организме отцовская и материнская хромосомы, несущие ДНК, образуют относительно случайный перекрест и обмениваются равными фрагментами: на разных уровнях по длине хромосом происходит их рекомбинация. Каждая такая новая хромосома уже содержит участок материнской и отцовской ДНК. Половая клетка содержит уже не обычные, а также рекомбинировавшие ДНК. Когда сливаются две половые клетки, то объединяется генетическая информация не просто родителей, а также генетическая информация дедов и бабушек и более дальних предков с обеих сторон в случайных соотношениях. Такая сложная рекомбинация, сохраняя преемственность, обеспечивает наряду с фамильными чертами новые черты внешности, способностей, характера, ума, которые возникли за счет новых сочетаний генов.

Это рутинный обычный путь генерации разнообразия внутри вида за счет достаточно ограниченных рекомбинаций, в которых происходит обмен большими блоками генетических программ в основном без нарушения видовой специфики расположения генов и видовых особенностей потомства. Если пользоваться литературными аналогиями, то это обмен главами или целыми томами многотомных романов, где варьируются, но сохраняются сходная канва, главные герои и не нарушается смысл.

Однако известны значительно более радикальные преобразования генетических -программ, ведущие к перетасовке генов, к возникновению совершенно новых признаков, не существовавших ранее у этого вида организмов. Это путь макроэволюционных событий, когда в результате нескольких эволюционных скачков можно бы, как в сказке, превратить лягушку в принцессу. Это не рутинный путь творчества, а редкие взлеты эволюционного вдохновения, инспирированные особыми событиями, особыми условиями. О них далее пойдет речь.

Начнем с того, что в клетках растений, животных, человека гены разделены на значащие фрагменты, которые перемежаются незначащими сочетаниями букв. Такие фрагменты можно уподобить слогам, которые нередко несут самостоятельный смысл. Эти генные фрагменты в результате рекомбинаций могут образовывать новые слова, несущие совершенно новый смысл. Это словотворчество в генетических записях.

Однако еще важнее перемещения, встраивания в новые участки ДНК целых генов и блоков генетических текстов. Выяснилось, что в составе молекул ДНК в каждой клетке имеются тысячи подвижных элементов, фрагментов ДНК, которые обеспечивают перемещения генов. Эти мобильные генетические структуры, транспозоны, вместе с прилегающими к ним генами вырезаются в одном месте и встраиваются в иные участки ДНК, где в новом сочетании, в новом контексте приобретают новый смысл. Транспозоны содержат также сильные сигналы считывания. Поэтому появление даже одного только транспозона в новом месте заставляет совершенно по-новому звучать примыкающий к нему старый «текст»; генетические записи в этом участке очень интенсивно считываются. И наоборот: перевернутые транспозоны, встроенные против направления чтения текста, блокируют считывание гена или группы генов. Транспозоны не только вырезаются и переносятся. В определенных условиях они очень быстро копируются, и копии их стремительно распространяются по геному, изменяя расположение многих генов и групп генов, усиливая считывание одних и блокируя считывание других.

Таким образом в текстах перемещаются, перетасовываются слоги, слова, абзацы, производятся вставки и изъятия. Все это происходит без видимой логики, как бы в расчете на то, что какие-то новые сочетания их случайно образуют новые, замечательные по содержанию тексты.

Несмотря на существование таких рекомбинационных систем, мы, однако, наблюдаем консерватизм, стабильность всех черт знакомых нам видов живых существ. Мартышки из басен Эзопа, Лафонтена и Крылова выглядели, очевидно, одинаково. Бурные изменения генетических программ должны бы повлечь за собой такие же стремительные и радикальные изменения всех признаков видов растений, животных, микроорганизмов, геномы которых претерпели такие рекомбинационные бури. И от Эзоповой мартышки не осталось бы даже воспоминаний.

Как сочетается известная нам стабильность видов со способностью их генетических программ к радикальным преобразованиям за счет таких интенсивных рекомбинаций?

В действительности генетические программы в основном очень стабильны. Природа живого имеет ряд устройств для поддержания этой стабильности. Ошибки в буквах немедленно исправляются; двунитчатость ДНК — наличие матрицы и ее зеркальной копии — гарантирует точное исправление ошибок в каждой нити и консерватизм информации в целом.

Если организм приспособлен к данным, относительно постоянным условиям среды, то его генетическая программа с описанными выше внутривидовыми вариациями в основном своем содержании сохраняется неизменной, поскольку она адекватна сложившимся условиям жизни. Если в программах произошли случайные изменения .в строении организма, то при неизменности среды такой организм может быть забракован: он не выдержит конкуренции со своими собратьями как нестандартный и менее приспособленный (если только эти изменения не наделили его преимуществами). Однажды сложившийся уже оптимальный стереотип (мы говорим — фенотип *) сохраняется и подвергается только медленным, постепенным улучшениям. Отбор обеспечивает поддержание консерватизма видов в стабильных условиях существования.

--

* Фен — это контролируемый генами признак организма.

Что же представляют собой в этом случае рекомбинационные бури? Творчество за счет рекомбинационных бурь — это редкие эпизоды эволюции, ее вынужденные взлеты.

Генетические программы обеспечивают жизнь в средних условиях температур, радиации, питания, энерготрат, психологического комфорта с той амплитудой отклонений, которые статистически встречаются с достаточной частотой. Но если произошли резкие изменения среды: например, с появлением какого-то небесного тела начался резкий рост радиации или это же произошло по причине безумного применения достижений человеческого ума? С такими условиями жизни живые существа никогда не встречались, они не имели генетических программ для построения защитных систем, не были адаптированы к этим новым экстремальным условиям.

Значительная часть сообщества при этом погибнет. Очень небольшая часть его, та, в которой в силу разнообразия популяции случайно обнаружится относительная устойчивость к радиации, переживет это бедствие. Однако важнейшим результатом действия экстремальных факторов явится включение мощных рекомбинационных систем экстренного пользования с помощью химических сигналов тревоги, возникающих при этом внутри клетки *.

Именно в экстремальных условиях начинаются радикальные рекомбинационные процессы, ведущие к макроэволюционным событиям. При этом рекомбинации происходят и в половых клетках переживающих особей, которые дадут вследствие этого очень разнообразное потомство с большим количеством наследуемых изменений разных признаков.

Все эти процессы исследователи изучают на разных видах организмов, однако особенно детально — на бактериях. У них, у многих бактерий, длительность всей жизни не превышает часа; за сутки может пройти перед вами более двадцати поколений, и эволюционные преобразования со всеми их последствиями развертываются в течение дней или недель. У микроорганизмов под действием радиации и других экстремальных факторов включаются рекомбинационные системы, которые в специальной литературе известны как система SOS-мутагенеза. SOS, сигналбедствия, призыв к спасению, мобилизует мощные ферменты рекомбинаций, перегруппировок генов, которые путем перебора вариантов случайным образом продуцируют, наконец, те сочетания генов, которые обеспечат выживание. Рекомбинационный взрыв и создание новых генотипов — это выход из смертельного тупика для популяций в целом, но для будущего потомства немногих. Суровый закон природы состоит в том, что она заботится о сохранении вида, пренебрегая иногда при этом жизнью отдельных индивидуумов для продолжения рода в целом, для спасения популяции.

--

* Химическая природа таких сигналов в ряде случаев установлена; такие сигналы названы алармонами (от английского слова alert—тревога).

Итак, два уровня рекомбинационных событий разного масштаба. Рутинные рекомбинации, генерирующие разнообразиев пределах вида за счет новых сочетаний аналогичных (но неполностью тождественных) хромосом или обмена большими фрагментами их. С другой стороны, взрывы рекомбинаций иного характера, которые ведут к перемещениям и перетасовке множества отдельных генов, к усилению считывания одних и блокированию считывания иных. Этот творческий эволюционный процессможет приводить к возникновению новых, не существовавших ранее видов.

Именно потому, что рекомбинации (монтаж) служат главнымспособом создания новых форм жизни, они обеспечиваются сложным и обширным набором специализированных устройств. Имеется сложный «корректорский» аппарат ферментов, который исправляет одиночные ошибки в буквах. И только при большом числе ошибок этот аппарат'не справляется и ошибочные замены букв проскакивают в генетические тексты.

В то же время рекомбинации, перестановки в текстах неисправляются. Они только подвергаются оценке. Удачные рекомбинации сохраняются, а новые неудачные комбинации генов бракуются; за них расплачиваются их владельцы.

Путем проб и ошибок, ценою множества неудач создаютсяновые гениальные варианты живых существ: птица, летающаявыше всех, или самый быстрый олень, которые передают свои замечательные способности потомкам. Или, наконец, примат, который впервые задумывается над смыслом жизни.

Каким образом происходит в процессе интеллектуальноготворчества, в искусстве и науке, отбор символов окружающегомира для неслучайных сочетаний их и каким образом происходит в природе отбор оптимальных сочетаний генов — этих символов жизни? Случайным ли способом возникают новые сочетания образов, слов или же генетических символов?

Доминанта в творчестве

Рассмотрим внимательно стимулы и мотивы «монтажа» в этих столь несхожих процессах творчества.

Нет, конечно, поэт не случайно отбирает из ряда образов и слов те, которые в новых сочетаниях потрясают нас, вызывают душевный подъем, волнение чувств. Толпящиеся в его сознании картины мира, образы людей, радостные и горестные переживания не случайно собираются в строки и строфы. Он не оценщик сочетаний, возникающих в его сознании, а творец их.

Поэт сказал бы, вероятно: для того чтобы творить, он должениспытывать искреннее и сильное чувство; оно должно владеть им,будь это любовь к женщине, гордость за свой народ или ненависть к врагам его. В нем должна гореть «одна, но пламенная страсть». Ученый назвал бы это доминантой. Доминанта — это мысль или чувство, довлеющее над всеми иными чувствами и мыслями. Это неутихающий очаг возбуждения в нашем сознании.

Без доминанты нет и настоящего художественного или научного творчества. В сознании писателя это могут быть не дающие ему покоя горестные переживания детства, о которых он должен рассказать всем, чтобы не было больше несчастливых детей. В сознании артиста — это новый образ, которым он живет. Догадка, которая блеснула в сознании ученого, стала требующей доказательств гипотезой и превратилась в доминанту, которой подчинились все его мысли, действия, вся жизнь.

Мы — господа доминант и рабы их. Я встаю со своей догадкойо природе явления, которое изучаю, и только сон разлучаетменя с этими мыслями. Что бы я ни делал, во мне звучит эта доминанта. Я не хочу расставаться с ней и всякое отвлечение воспринимаю как измену доминанте. Доминанта не только постоянно будоражит сознание, она притягивает к себе все впечатления внешнего мира, фильтрует все, что я вижу, слышу, помню; она удерживает все, что имеет хоть отдаленное отношение к ней. Через нее постоянно проходят ряды образов, и вдруг однажды происходит вспышка. Это, как короткое замыкание, возникло новое неслучайное сочетание, монтаж, который привел к желанному исходу, к решению задачи. В новом, единственно возможном сочетании явлений мысленный взор четко видит искомый гармоничный идеал. Доминанта позволила выбрать из бесконечных рядов один тот образ, который, слившись с нею, дал новое, не существовавшее в мысленной сфере представление. Исследователю остается проверить его в эксперименте и воплотить в химическую структуру или в иной предмет материального мира.Скульптор должен высечь из камня сложившийся в его сознании новый образ. Режиссер должен воплотить это свое представление в физические действия актеров, в мизансцены, а писатель — в волнующие нас строки романа.

Доминанты вспыхивают, живут и, разрешившись, гаснут. Онинеобыкновенно разнообразны. Они могут отличаться по силе, по длительности существования. Есть доминанты на дни, на месяцы, на годы и на всю жизнь. Несколько доминант могут совмещаться, попеременно владея тобой. Жизнь без доминанты кажется пресной, серой. Доминанта — стимул творчества.

Выбор доминанты является исключительно важным элементомтворческого процесса. Этот выбор должен принадлежать мастеру. Доминанта может возникнуть стихийно, быть предметом сознательного поиска или диктоваться внешними обстоятельствами.

Возвращаясь к комбинаторике, подчеркнем еще раз, чтоименно доминанта определяет неслучайность в отборе сочетаний явлений, образов, мыслей, неслучайность рождения нового в процессе интеллектуального творчества.

Есть ли доминанты в эволюционном процессе в живой природе? Из случайных, постоянно меняющихся сочетаний генов доминанта внешней среды отбирает те сочетания их, которые обеспечивают выживание и продолжение рода в данных условиях. Доминанта, таким образом, здесь одна, хотя средства ее разрешения различны.

В условиях высокогорья могут выжить те, у кого кровь способна особенно обильно запасать кислород. В условиях опасностивыживают те, у кого выплескиваются гормоны стресса, которыебыстро мобилизуют энергию мыщц, чтобы отчаянно драться или без оглядки бежать (это уже зависит от характера), быстро доставляют нервным центрам энергию, чтобы принять единственно правильное решение.

Доминанта эволюционного процесса предсуществует, оназадана природой. Мастер сам создает свою доминанту и потом ужеистово, преданно служит ей.

Еще одно очень важное отличие интеллектуального творческогопроцесса состоит в способе комбинаторики и отборе новых сочетаний образов, слов, красок.

Природа слепо генерирует во множестве случайные комбинации генов, материализует их в новые формы жизни и потом ужеапробирует их стойкость, способность выжить в реальных условиях среды. Одно из сотен тысяч или миллионов таких творений оказывается удачным, выживает и тиражируется. Таков весьма расточительный и трудный путь жизнетворчества.

Мастер мысленно создает новые сочетания слов и образов, мысленно оценивает их и отбирает те, которые соответствуют его идеалу, его доминанте. Только после этого он реализует их в картине, поэме, композиции. Такой процесс напоминает то, что зримо происходит на экране дисплея, когда конструктор моделирует сотни вариантов крыла самолета и выбирает наилучшие.

В эмоциональном творчестве существуют эвристические элементы, недоступные компьютеру и, конечно, несвойственные процессу биологической эволюции. Эвристические решения мастер принимает на основе неосознаваемых чаще всего, но реально существующих опыта, впечатлений и образов, ушедших в глубины памяти и извлекаемых напряжением мысли, доминантой.

Если мы рискуем здесь сопоставлять столь разные сферы творчества, как интеллектуальный творческий процесс и эволюционный процесс в живой природе, то не для того, чтобы настаивать на их тождестве, которого, конечно, нет. При таком сравнении отчетливо вырисовывается общий для них прием — это рекомбинации, монтаж, играющие, очевидно, действительно выдающуюся роль в процессах созидания нового.

Однако, что еще важнее, при этом сравнении особенно отчетливо выступают характерные особенности монтажа в интеллектуальном творческом процессе, и это в первую очередь роль Доминанты, возможность выбора ее. Это также тот особый свойственный только разуму путь абстрактного мысленного монтажа, мысленного моделирования рекомбинаций и мысленного же отбора для материализации лучшего, что возникает при этом.







Copyright © 1998 Журнал GIBRID.RU. Авторство и исполнение - Богусов Вадим. Все материалы, торговые марки, работы (и т.п)., упомянутые на сайте, принадлежат их законным владельцам и охраняются законом об авторском праве. По вопросам размещения рекламы, а также по любым другим вопросам вы можете обращаться на электронную почту. Из-за большого количества спама, я не даю гарантий, что ваше письмо будет прочитано. Журнал GIBRID.RU сайт изготовлен студией богусова вадима - bogusov.ru


TopList Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования