Основное
Ведение боя
Профессионал
Фотография
Синема
Отношения
Музыка



Главная страница \  Колонка редактора
Журналистика \  Полемика \  Психология \  Трип
Что делать \  Как знать
Статьи по фотографии \  Фотоссылки
О кино
Горячая жвачка \  Сексология
Группы, исполнители и история



GIBRID.RU network







Некоторые статьи, расположенные на нашем сайте не имеют подписей (источник, автор). Если Вы обладаете информацией по каким-то материалам, просим Вас связаться с редакцией.

Пирсинг: мода на дыры в теле

Piersing ("протыкание, продырявливание") - новая молодежная религия, пришедшая на смену моде на кельтские татуировки. Было бы преувеличением сказать, что вся Америка заражена новой молодежной эпидемией. Так же, как в нашей провинции, в американской глубинке даже обладателю невинных сережек могут основательно попортить физиономию.

Еще в бытность мою комсоргом Уваровской сельской школы, когда я проколол ухо, мне часто приходилось слышать: "Еще бы в нос кольцо вставил!" Здесь, в Нью-Йорке, я бы непременно сделал это, если бы не приходилось заботиться о соблюдении выбранного мною диссидентского имиджа.

Еще два года назад, когда я последний раз был в Америке, местные тинэйджеры не продырявливали себя так усердно и обильно, как сейчас. На улицах Нью-Йорка можно встретить тысячи и тысячи подростков с серьгами не только в ушах, но и в бровях, переносице, щеках, ноздрях, губах, языках, сосках и пупках (страшно даже представить, как с этим обстоит дело ниже пояса!). Молодежь носит на себе и в себе тонны серебра, золота и стали.

Отчасти это увлечение связано с садо-мазохизмом, отчасти - с популярностью пост-панка, всяких этнических течений, своеобразного "нового дикарства". В то же время - это форма социального протеста, открытая манифестация сексуальности, непохожести на благополучных, лощеных американских яппи. Однако всякий бунт на Западе со временем превращается в бизнес, индустрию. Jean Paul Gaultier, Calvin Klein и сотни менее известных фирм используют татуированные и увешанные кольцами и серьгами модели для рекламы одежды. Такие же образы можно увидеть во многих клипах на МТV. Заголовок статьи в New York Times гласит: "Даже люди с продырявленными языками - разновидность клише".

Спрос рождает предложение, и салоны пирсинга размножаются, как грибы после дождя. Раньше подростки продырявливали друг друга (или сами себя) дома, а то и в подворотне, сейчас заботу о подрастающем поколении взвалили на свои плечи профессиональные пирсеры. Пирсинг превратился в дорогое удовольствие: в среднем каждая новая дырка обходится клиенту в $30, вместе со стальной серьгой из особого хирургического сплава - $70.

Модная молодежная программа Gallery Beat на 17-м кабельном канале посвятила пирсингу несколько передач. Глядя на симпатичных ребят, корчащихся от боли в заботливых садистских руках пирсера, я каждый раз поражался добровольному желанию людей терпеть такие муки за собственный же счет. Тем более, что дыры на теле ниже шеи заживают долго - от 3 до 12 месяцев, и малейшее загрязнение раны может привести к самым плачевным последствиям. Обладатели проколотого языка с трудом могут есть и разговаривать первые недели, а пирсинг гениталий исключает любую сексуальную активность вплоть до полного заживления.

Сильное впечатление произвело на меня посещение салона пирсинга с характерным названием "Гантлет" ("gauntlet" - что-то похожее на наше "пропустить через строй") на Пятой Авеню. В рекламном проспекте сообщается, что пирсеры салона уже "пропустили через строй" более 75 000 человек. Не переставая удивляться увиденному и вскрикивая время от времени от ужаса, я добросовестно просмотрел многочисленные каталоги и журналы с фотографиями наиболее отчаянных и самозабвенных "дыроколов". По виду сотрудницы салона можно было определить, что ей самой довелось "пройти через строй" не раз и не два. Она говорила как-то странно и медленно, издавая при этом неприятный металлический лязг. Источник этого лязга находился у нее... во рту. Язык несчастной был немилосердно проколот и увешан металлом. Я понял, что пирсинг - жестокая страсть, и если вовремя не остановиться, можно зайти слишком далеко.

Однако было бы преувеличением сказать, что вся Америка заражена новой молодежной эпидемией. Так же, как в нашей провинции, в американской глубинке даже обладателю невинных сережек могут основательно попортить физиономию. Ненависть к пирсингу роднит американских фермеров с отечественными колхозниками. Наверное, именно на таких "мелочах" и проверяется уровень толерантности общества и "продвинутости" общественной морали. Проблема пирсинга приобрела некое идеологическое и политическое звучание. Общество поделилось на пирсофобов и пирсофилов. Многие так болезненно воспринимают body modification, как будто это ущемляет их личные свободы и оскорбляет их чувства и достоинство, как будто "видоизменения, модификации тела", проделанные кем-то, грозят их собственным телам.

С официальной позицией американских властей по отношению к пирсингу я столкнулся, когда фотографировался на green card. Мне было сказано фотографом, что я должен вынуть серьги из правого уха (фото на американские документы делается вполоборота влево). Во-первых, я был поражен этим антипирсинговым правилом, сочтя его нарушением моих личных свобод и пр. Во-вторых, я не снимал серьги уже лет пять (даже когда фотографировался на советскую паспортину), и никак не мог их вынуть. Мне помог фотограф-пуэрториканец, выдрав их чуть ли не с ухом. Но я был удивлен еще больше, когда женщине, фотографировавшейся вслед за мной, тоже пришлось избавиться от серег. Тогда я понял, что американские власти на дух не переносят пирсинг. Никаких иных - рациональных - объяснений этому дурацкому правилу найти невозможно.

"Проблема тела" всегда была актуальна для здешней культуры. Культ чистоты и стерильности и чрезвычайно щепетильное отношение к своему здоровью, отличающее американцев, заставляет их всерьез отнестись к невинной, казалось бы, молодежной забаве. Подобно тому, как на заре перестройки в советской прессе разгорелась жаркая дискуссия на тему "прилично ли носить шорты?", в американской прессе сейчас идет дискуссия на тему пирсинга.

Решив, что читателям будет интересно к этому приобщиться, я перевел две статьи о пирсинге - из New York Times, самой престижной, авторитетной и достаточно консервативной газеты, и из Village Voice, пользующейся популярностью среди молодежи и "левых" интеллектуалов. Это не только два противоположных мнения об одном явлении, но и хорошие примеры американской поп-журналистики. Стиль "антипирсинговой" статьи из New York Times, написанной выпускницей журфака нью-йоркского университета, существенно отличается от молодежного языка "пропирсинговой" статьи обозревателя Village Voice, явно рассчитанной на тинейджерскую аудиторию.

Сколько дыр должно быть в одном носу?

Жалоба проколотой по минимуму.

Несколько ночей назад это случилось опять. Я зашла в соседний ресторан в Ист Виллэдж и увидела привлекательного юношу, ждавшего свой заказ. Когда он повернулся ко мне, я увидела это - торчащий из его подбородка, как борода, металлический треугольный шип размером около полутора сантиметров. Мне 26 лет, я достаточно молода и вполне могла бы увлечься последними тенденциями. Но я смущена только тем, с чем я сталкиваюсь ежедневно, - избытком дырок и серег в самом болезненном месте. Не поймите меня превратно - я не пуританка. Три дырки в одном из моих ушей - тому подтверждение. Когда я пошла в колледж, серьги в носу были абсолютной банальностью, и я не думала о них.

Но сейчас я сталкиваюсь лицом к лицу с людьми с проколотыми бровями, подбородками и губами. И когда я вижу блеск серебра, украшающего их лица, я более чем уверена, что не пустует ни одна из остальных дырок на теле. Ниже, под одеждой, скрываются другие кольца: в сосках, пупках и даже еще ниже. По крайней мере, хоть их мне не приходится видеть! Всякий раз, когда я замечаю металлические украшения в новом месторасположении, я мысленно фиксирую это. Последний раз я видела кольцо, вставленное в переносицу. Сейчас я занята осмыслением этого.

Я верю в личную свободу, в свободу выбора, и, осуждая пирсинг, я чувствую себя лицемерной, чрезмерно стыдливой и непозволительно нестильной. Словно одна моя родственница, которая говорит, что волосы на моей голове неправильно вьются и нуждаются в хорошей прическе. Или ботинки Doc Martens выглядят слишком по-мужски для меня.

Но она старая. Я - нет.

Я не хочу чувствовать себя консервативной или придирчивой, с отвращение цокающий языком (без дырок, слава Богу) по поводу того, "что творит современная молодежь!". Тем более, что многие приверженцы пирсинга - мои ровесники. Мне не нравится ощущение, будто я выпала из времени и отстала от своего поколения. Что касается младшего "набора", то когда я вижу тинэйджеров с разукрашенными лицами, я чувствую себя в положении разозленных родителей. Помню, когда мне было 7 лет, я захотела проколоть уши. "Если Бог хотел, чтобы мы обзавелись новыми дырками в наших телах, он расположил бы их именно там", - сказал тогда мой отец. (Не важно, что он атеист, это просто пришлось к слову). Третьей дыркой я обзавелась в 15 лет без особых церемоний и четвертой - в колледже.

Но на этом я остановилась.

Я безуспешно пытаюсь понять, как пирсинг может кого-то привлекать. Я замечаю, что, возможно, отрезаю себя от общения со многими интересными людьми, но меня выворачивает наизнанку одна мысль о том, как металл прорывает кожу. Я измучена этим видением. Когда официантка, одна из бровей которой увешана серьгами, подходит к моему столу, я стараюсь сконцентрироваться на другом ее глазе. Я теряю аппетит, глядя на дыры в ее лице.

Влияние пирсинга сейчас уже распространилось на всю культуру. В фильме Тарантино Pulp Fiction персонаж Розанны Аркетт заставляет публику скорчиться, демонстрируя железку в своем языке. Те, кто понимает в этом толк, утверждают, что пирсинг повышает чувственность. Но и это меня не увлекает. Но мне интересно, что бы произошло, если бы я страстно обнимала кого-нибудь и случайно наткнулась на металл?

Дай мне сказать это: перед тем, как ты расскажешь мне о предыдущих своих любовницах, о том, что ты прошел все тесты и у тебя нет никаких болезней и прочие необходимые вещи, перед тем, как зарыться в стог сена, имей приличие предупредить меня. Я хочу знать, что как только будет выключен свет, в самом неожиданном месте не обнаружу ли я золото?

Дыра в ком-то.

Анализ пирсинга.

Помнишь, как была шокирована мама, когда ты продырявил свою ноздрю? Помнишь, что еще недавно людей с кольцами в носах можно было увидеть только в передаче о племени уга-буга на PВS (некоммерческий общественный телеканал)? Мог ли ты себе представить, что добрая треть жителей Нью-Йорка будет выглядеть так, будто они специально подготовлены для съемок обложки National Geographic? Теперь ты можешь забыть обо всем этом. Body modification сейчас можно заметить везде и всюду.

Ты узнал, что культура подверглась заметным изменениям, когда последователи Двуликого Харви с ревом проносились по улицам Готэма1, щеголяя проколотыми бровями и фетишистскими нарядами. Ты узнал об этом, когда бессовестный "Хувер2 стилей" Келвин Кляйн использовал продырявленных людей для рекламных плакатов на автобусах. Ты можешь сказать, что нет дороги назад, в музее "Mерчентс Хаус" устраивается ночная великосветская вечеринка и благотворительный аукцион в поддержку пирсингового салона Современного Искусства Тела "Венус", а в верхней губе официанта, подающего закуски Блэйн Трамп3, виднеется большое и блестящее стальное кольцо. "Она выглядит немножко ошеломленно", - сказал кто-то, наблюдая за Трамп.

"Кажется, это забавная идея, - говорит директор музея Маргарет Хэлси Гарднер. - Так Нью-Йорк прошлого века встречает Нью-Йорк века будущего". Значит ли это, что мы можем ждать, что Нэн Кемпнер4 будет скоро надевать вечернее платье от Ив Сен-Лорана и кольцо в нос от Дэвида Вебба5?

Сейчас уже можно точно сказать, что "современные дикари" потрясли воображение американцев. Сначала Эксл Роуз обнажил свой проколотый сосок с кольцом на обложке Rolling Stone. Потом Аerosmith стали щеголять своими дырками на MTV. Затем последовали супермодели, расхаживающие по подиуму, выставив на всеобщее обозрение свои пупки, увешанные побрякушками. Сейчас, как говорит хозяйка салона "Венус" Мэри Тэшджьян, "удивляет то, что чьи-то пупки до сих пор не проколоты!".

Всего лишь шесть лет минуло с тех пор, как сан-францискский журнал Re/Search ("Исследование") открыл тему body modification в специальном выпуске, познакомившем читателей с такими малоизвестными фольклорными традициями разных народов, как corseting (стягивание тела корсетом), татуирование, пирсинг, cutting (отрезание, разрезание), и обильно продырявленными интимными местами архифетишиста Мусафы Факира.

"Это течение началось в специфической среде гомосексуальной субкультуры на Западном побережье, оно было приемлемо поначалу только для геев и лесбиянок, которые день за днем испытывали культурное отчуждение", - говорит психолог Бэрнет Уолш, специалист по "самоистязаниям", собравший сотни интервью с приверженцами пирсинга по всей Америке.

Культурная изоляция, пережитая Роном Эйти, инфицированным СПИДом артистом (чьи соски так растянуты, что он легко может просунуть карандаш через отверстие), с трудом выдерживает сравнение с проблемами обычных тинэйджеров. "Проблема тела до сих пор настолько актуальна для культуры, что многим людям трудно ощутить, что они живут в своих собственных телах", - говорит Уолш. И хотя пирсинг до сих пор рассматривается традиционной медициной как самоистязание (так как "это наносит вред биологическим тканям"), в большей степени акт пирсинга - это выражение отношения людей к своему телу: "Мы переделываем собственные тела, и можем делать с ними все, что хотим".

Кольцо в носу и большие пластины в растянутых мочках ушей - заметные признаки переделки на теле "художника-пирсера" Марка Филлбрана, который работает в салоне "Андромеда". Он считает пирсинг "украшением и усилением определенных частей тела", добавляя, что "это может быть также хорошим поводом для усиления и социального статуса". Твой социальный статус на Сэнт Маркс Плэйс6 наверняка повысится, если ты обладаешь дырками в ноздрях, кольцами в бровях или barbell'ом7.

Самоистязание, согласно словарю Вебстера, - это физическое действие, предпринимаемое человеком по отношению к собственному телу и изменяющее его настолько радикально, что человек становится неполноценным. В 1935 году сексопатолог Меннингер в своих бредовых исследованиях свалил в одну кучу привычку грызть ногти и стрижку волос с аскетическим самобичеванием, изменением формы клитора и другими необязательными операциями. Однако, если вы считаете, что пластическая операция - это не самоистязание, значит, вы не видели жертву после того, как с нее сняты бинты. Позднее к самоистязаниям были причислены любые акты порезов, укусов, разрывов, прижиганий, втыканий, ударов, стягиваний и т.д.

"Это замечательная вещь!" - говорит Мэри Тэшджьян, чей салон был одним из первых на рынке пирсинга (наряду с "Кассиопеей", "Андромедой" и "Гантлетом", который "занимается профессиональным пирсингом с 1975 года", если верить автоответчику). Наиболее популярны в "Венусе" прокалывания пупков, сосков, бровей, ноздрей и "невероятного количества языков". Тэшджьян обзавелась первой из 20 своих дырок, когда она была еще студенткой астрономии в университете Бернарда. Однако "главное - не количество, - объяснила она. - Я получаю большее удовольствие от растягивания проделанных мной дырок".

Тэшджьян упомянула нью-йоркского полицейского, который заглянул недавно в ее салон, чтобы вставить драгоценный камушек в barbell в его языке. "Это было настоящим свидетельством того, насколько радикально все изменилось", - сказала она. Одна из причин необычайной популярности пирсинга языка в том, что его можно легко спрятать, когда ты находишься при исполнении служебных обязанностей. "Серьги в носу тоже легко "конспирируются", - говорит Тэшджьян. - Нужно использовать кольца-клипсы, которые можно снимать".

Среди многочисленных поклонников пирсинга вы никогда не найдете такого, кто думает, что он занимается чем-то противоестественным. Их девиз: "Проткни все, что торчит!" А также все те места, где могут удержаться металлические украшения (щеки, губы, участок между гениталиями и анусом). Проткни, если тебе кажется, что это возбуждает тебя сексуально (как на рекламе "Гантлета", завлекающей клиентов крупнокалиберным мужским атрибутом с сигналящим металлическим шариком, выпирающим из джинсов). "Это раскрепощает части тела, - говорит Джек В., который недавно добавил к отверстиям в пупке, сосках и ушах еще одно - в члене. - Это забавляет меня и держит в возбуждении".

Пирсинг гениталий, согласно Баренту Уолшу, "до сих пор остается возможностью быть нарушителем канонов, оставаясь вне общепринятых норм". Однако в это с трудом верится, если послушать мнение профессионалов. "Пирсинг гениталий - достаточно обычная для нас операция, - говорит Тэшджьян. - Мы прокалываем большое количество клиторов и половых губ и делаем немало "Принцев Альбертов"8. Много желающих на apadravia-barbell, вертикально пронизывающий головку пениса. Менее распространен ampallang - горизонтальный barbell. "Моча сохраняет отверстие чистым, так что оно заживает хорошо. Это и красиво, и функционально - великолепно для любого секса!" - поясняет Тэшджьян. Никто не знает, какую прибыль приносит ежегодно пирсинговый бизнес, - пока эта индустрия полностью бесконтрольна. Многие поняли, что не требуется никакой лицензии или сертификата, чтобы называть себя профессионалами. В отличие от парикмахеров, которые должны пройти 1000 часов обучения, прежде чем они получают право сажать тебя в парикмахерское кресло, любой обладатель "пистолета"9 может открыть свой салон. "Были случаи, когда к нам приходили люди с металлом, вросшим в соски, - сказал пирсер из "Гантлета". - Это минимальная операция, которую мы делаем здесь".

Недавно созданная Ассоциация профессиональных пирсеров сейчас добивается введения новых правил, чтобы положить конец практике, когда "пирсеры-самозванцы вешают вывеску на свой салон и начинают протыкать каждого, кто к ним придет", - говорит Тэшджьян. Стерильность игл - серьезная проблема в век СПИДа. И в то время как многие магазины рекламируют украшения из стали, не хотелось бы однажды обнаружить, что это металл такого же качества, как тот, из которого делают гвозди. "Хирургическое качество - это то, о чем вы должны узнать перед тем, как покупать украшение", - говорит пирсер-профессионал.

Существует еще одна вещь, которая делает пирсинг "серьезной работой, а не легким заработком, - добавляет Тэшджьян. - Некий спиритуальный компонент. Я хочу напомнить людям, что пирсинг - это не мода. Я думаю, это какой-то первобытный инстинкт. Изменение тела, возможно, - старейшая форма искусства".


1. Сказочный и мистический как бы Нью-Йорк - город из "Бэтмэна" (здесь и далее - примечания автора).
2. Первая американская модель пылесоса.
3. Представительница семейства мультимиллионера Дональда Трампа.
4. Еще одна богатая леди из "высшего общества".
5. Модный дизайнер.
6. Улица в Нью-Йорке, излюбленное место сборищь панков, хиппи и прочих "модных" персонажей.
7. Металлический стержень с навинчивающимися шариками на концах в переносице.
8. Использовавшееся викторианцами специальное кольцо, вставленное в головку члена, чтобы фиксировать его в одном положении в облегающих панталонах.
9. Механическое устройство для пирсинга, использование которого критикуется специалистами.






Copyright © 1998 Журнал GIBRID.RU. Авторство и исполнение - Богусов Вадим. Все материалы, торговые марки, работы (и т.п)., упомянутые на сайте, принадлежат их законным владельцам и охраняются законом об авторском праве. По вопросам размещения рекламы, а также по любым другим вопросам вы можете обращаться на электронную почту. Из-за большого количества спама, я не даю гарантий, что ваше письмо будет прочитано. Журнал GIBRID.RU сайт изготовлен студией богусова вадима - bogusov.ru


TopList Rambler's Top100Rambler's Top100 Яндекс цитирования